MP3
04.11.2016 Пятничная проповедь(хутба)
3 Сафара 1438
Форум мусульман Байкальского региона

Абдульазиз Давлетшин: офицер, открывший российским мусульманам дорогу в Мекку

И
17.11.2015
Ильмира Гафиятуллина, islam-today.ru
Абдульазиз Давлетшин: офицер, открывший российским мусульманам дорогу в Мекку

Он не был чужим среди своих. Он соединил в себя следование духовной миссии и служению государственному долгу. Стал автором термина «Мусульманский мир в России», называя мусульман – частью России. Для него Российская Империя и мусульманский мир были единым целым.

 Он явил собой пример мусульманского благочестия. Несмотря на значительный вклад в улучшение условий для российских хаджиев, мусульманская умма мало знакома с его деятельностью.

«Вера в Бога есть право каждого народа»

Абдульазиз Давлетшин родился 20 июня 1861 года. Окончил Павловское военное училище, Николаевскую академию Генерального Штаба, Офицерские курсы при Азиатском департаменте МИДа. Служил в Кавказском и Туркестанском военных округах, Генеральном Штабе. Российский военный востоковед, удостоившийся звания генерал-майора в 1913 году, знал арабский и турецкий языки. Обладатель ордена Золотой Звезды III степени, полученной из рук Эмира Бухарского ханства Сайида Абдул-Ахад-хана, и ордена Святого Станислава I степени.

В 1891 году открывается консульство в Джидде, центре Хиджазы (территория на западе Аравийского полуострова, включающая в себя священные для мусульман Мекку и Медину).

Своеобразной точкой отсчета стал 1898 год, когда Абдульазиз был командирован в Хиджаз. Официально его цель была – совершение хаджа. На деле параллельно хаджий за время пребывания на территории нынешней Саудовской Аравии должен был понять, что на самом деле происходит в этой регионе Земного шара, который в то время контролировался Османской империей. Помимо Российской империи, туда были обращены взгляды и Англии, Франции. Стоит отметить, что до паломничества Давлетшина у российских мусульман было немало проблем в Хиджазе. Начинались они с момента выезда с территории Российской империи. Хаджиям предстояло миновать Стамбул. В момент особо острой эпидемиологической угрозы паломникам не выдавали заграничные паспорта.

Однако это не останавливало – прозрачность границы делало путешествие беспрепятственным. Помимо проблем с документами, российских мусульман ожидали и другие опасности: находясь на территории Османской империи, они оставались без какой-либо защиты. К этому еще стоит добавить природные и климатические особенности, проблемы с водой и питанием, отсутствие системы прививок и возраст самих паломников (отправлялись в основном люди преклонного возраста в плохом физическом состоянии).

Неоднократно поднимался вопрос о запрете путешествия на Арабский восток. Это связывали с двумя причинами: отток денежных средств из Российской империи и необходимость присяги хаджиев Османскому халифу (здесь сказывалась идеологическая составляющая). Параллельно хаджу, Давлетшин должен был отследить, на сколько враги Российской империи, которые исповедовали тогда идеи пантюркизма и панисламизма, могут идеологически обрабатывать паломников на протяжении всего маршрута.

Поэтому путешествие на Аравийский полуостров было столь важно не только для мусульманской части Российской империи, составляющей 11% населения государства, но и для самой руководящей верхушки. Отчет, который Абдульазиз Давлетшин предоставил по возвращении на родину, стал отправной точкой для дальнейшего паломничества российских мусульман к святым местам. В этом документе он отразил непростые отношения между турками и местными племенами (бедуинами), которые рассматривали первых как оккупантов и стремились к самостоятельности.

Подготовленный отчет лишь повысил статус военного востоковеда, увеличив его значение для государства и общества в целом. Обсуждение этого отчета стало важным историческим событием для всех мусульман Российской империи. Результатом поездки стала выработка и введение «Временных правил о паломничестве мусульман», которые практически уравняли права хаджиев в Мекку и христиан-паломников в Иерусалим.

Абдульазиз Давлетшин

Помимо этого, Давлетшин был одним из самых ярких светских деятелей мусульманской общины Санкт-Петербурга XX века – бессменный председатель Комитета по постройке Соборной мечети Санкт-Петербурга, сначала заместитель председателя, а потом и председатель Мусульманского благотворительного общества. Если его отец, Абдулла, построил главную мечеть Урала, то появление главной мечети всей Российской империи – заслуга Абудльазиза Давлетшина. Получив от руководства разрешение на сбор денежных средств по всей России на постройку Соборной мечети в Петербурге, он обращается в Сайиду Абдул-Ахад-хану Эмиру Бухарского ханства за помощью. 3 июля 1907 года Николай II разрешает Абудл-Ахад-хану приобрести землю под строительство мечети.

Неизвестность личности Абдульазиза Давлетшина в мусульманской умме связывается с двумя факторами: закрытость данных и некоторое нежелание принять его заслуги из-за того, что в голове отдельных личностей засела мысль, что он служил Российской империи, а не мусульманскому обществу. Кем он был? Агентом? Разведчиком? Он был собирателем информации, правоверным мусульманином. Для него судьба империи была его судьбой. Он был одним из примеров мусульманского благочестия. Защищая интересы российского мусульманства, он защищал и свою страну.

Исходя из понимания, что Россия представляет собой многомерную, полиэтническую и поликонфессиональную среду, он отмечал, что крайне важно учитывать многообразие национального и религиозного состава народов империи. Отправившись в Хиджаз в 1898 году, он не только исполнил служебную миссию, но и свой духовный долг, что является довольно редким случаем.

К его мнению прислушивались, ему не могли не доверять. Он не был чужим среди своих. Если до его путешествия в Хиджазу было около 1,5–3 тысяч паломником, то после обсуждения отчета их количество разительно возросло. Россия никогда не считала мусульман врагами, они являлись частью российской культуры, российской цивилизации. Давлетшин отмечал, что ислам – часть российской цивилизации. Доказательством этому служил и тот факт, что мусульманские офицеры играли большую роль в российской армии, пользуясь огромным уважением. Наравне с двуглавым орлом существовала и тугра с арабской надписью, которая использовалась в качестве каллиграфического символа на официальных документах вместо орла при общении империи с мусульманскими государствами.

Абдульазиз Давлетшин думал и о мусульманах, и о России. Для него служба Российской империи и служба мусульманской умме – вещи неразделимые. Россия и мусульмане были для него единым целым.

Садака, на развитие сайта:
Направление Киблы
Вверх