MP3
04.11.2016 Пятничная проповедь(хутба)
3 Сафара 1438
Форум мусульман Байкальского региона

Цель АУЕ: уголовники хотят, чтобы мы жили по их законам

Н
16.09.2017
irk.kp.ru
Цель АУЕ: уголовники хотят, чтобы мы жили по их законам

Ответственный секретарь совета по развитию гражданского общества Яна Лантратова поведала Владимиру Путину об угрозе национальной безопасности: люди, находящиеся в местах лишения свободы, устанавливают свои порядки в детдомах и учебных заведениях; это называется АУЕ.

 Читинская газета «Вечорка» пишет о беде из номера в номер, рубрику ведет бывший киллер Меценатовской ОПГ Дмитрий Ведерников по кличке Ведёра. Раскаявшийся преступник обвиняет в поборах со школьников смотрящего за регионом.

Корреспондент «КП» едет в район, стонущий от малолетних ауешников-воров, и встречает «честного и справедливого» рецидивиста Моменто. Он кормит трудных подростков, дает им работу, не разрешает местному населению их бить, а многих, попросту, воспитал, забирая из детдома.

«Нет никакого АУЕ!», - говорит авторитет детям.

Те смотрят ему в рот...

КОЛОНИЯ МАКАРЕНКО НАОБОРОТ

- А потому что он харизматичный и у него непререкаемый авторитет, - говорит Елена Шевченко, бывший директор многопрофильного лицея в Борзе. - Такой человек и побеседует с детдомовцами за жизнь, и трудотерапию устроит: колония Макаренко наоборот! Для них он становится отцом, старшим братом, ориентиром, потому что мы не предоставляем им альтернативы: они мужика-то в первый раз в жизни видят! В социальных учреждениях кто работает… Сколько я с такими детьми говорила. Ночью заваришь им в общежитии чаю, булочек домашних принесешь: «Ну, вы же умные парни: ОТКУДА у вас в головах ауешная плесень?». А они: «Елена Валерьевна! Кому ЕЩЕ мы нужны?...».

История борзинского лицея трагическая: в 13-м году он стал экспериментальной площадкой для социализации детдомовцев, совершивших правонарушения и вышедших из закрытых учебных заведений (по сути, колоний). Чиновники решили дать побывавшим на тюремном режиме подросткам шанс получить профессию, ведь чужих детей не бывает…

Решение принимала лично нынешний губернатор Жданова, тогда и. о. министра образования края. И результаты оказались чудовищными.

Надписями: «АУЕ», - было изрисовано все. К детям немедленно «подсосался» местный Моменто, Виталий Шарков по кличке Шар: директор Шевченко ловила его в общежитии за грудки и выбрасывала вон, но уголовник снова и снова просачивался на территорию.

20 ноября 14-го года пьяный Шар уходил на машине от ГИБДД, заехал во двор училища, схватил кусок какого-то стекла и криком созвал ватагу подростков: «АУЕ! Вскрываемся!!!». Девять ребят, вслед за ним, изрезали себе руки и забрызгали кровью патрульную машину. Экспериментальная группа была экстренно закрыта, подростки отправлены по детдомам (а те, кому исполнилось восемнадцать, на все четыре стороны), но ситуацию это не спасло.

Четверо учеников в течение года покончили жизнь самоубийством, все без известной причины. Предполагали, что АУЕ поставило их на счетчик, но ни психологи, ни СК не доказали этого. Учителя, поняв, что у них пошла серия, отслеживали детей, Елена Валерьевна переселилась в общежитие, но… мальчики все-таки успевали запереться в ванне или на чердаке. Пока педагоги ломали дверь, становилось поздно.

Убит АУЕ

По команде пахана этот парень резал руки, а потом, и покончил с собой

Директора уволили.

 - Я не говорю, что криминальное братство - непременное зло для детдомовцев, - говорит Шевченко. - Тех, кто поумнее, примут в бизнес, и даже не всегда незаконный, остальных будут «доить»: у наших детей на счетах приличные суммы денег (стипендия, деньги на квартиру, которые воспитанник не может снять без социального педагога. - Ред.), преступники знают схемы, как их обналичить (читатели будут рады узнать, что именно в таком преступлении обвиняют сейчас Моменто и его воспитанников. - Ред)... Руководят же этим люди с большим умом. С лидерскими качествами. С педагогическим образованием.

И то же сказала мне депутат поселка Могзон Юлия Дятчина:

- АУЕ - никакая не субкультура и не мода: это организация. Идет натуральная война: уголовники хотят, чтобы мы жили по их законам, и так у нас было: мы жили по их законам…

В Могзоне свирепствовала банда Пели: людей избивали в мясо, ставили на счетчик школьников младших классов и железнодорожных рабочих, в день зарплаты ждали их у банкомата. В августе 15-го ауешники «присели» на сына местного пожарного Харланчука: мужик не выдержал и застрелил на стрелке двух бандитов, через месяц ОМОН ликвидировал народного мстителя на задержании. Двадцать пять взрослых членов банды арестовали, преступных эпизодов в деле десятки: правоохранительные органы с запозданием, но сработали. Ценой жизни Харланчука.

ОМОН ликвидировал при задержании

Банда авторитета Пели (на фото с кружкой) терроризировала поселок Могзон. Александр Харланчук расстрелял бандитов и погиб при задержании. К нему не зарастет народная тропа.

ЖИГАН ЛИМОН

Он явился в редакцию читинской «Вечорки» сам, парень с перегаром и непримечательной внешностью. Сказал: «Я собирал в школах дань, для Кашкаедовской ОПГ Читы. Кличка - Лимон, Михаил. Моя история: вход рубль, выход - два…», - и запросил за интервью 5000 рублей. Такая публика: бесплатно здесь ничего не бывает. Но и недорого: за подленькую изнанку.

- Мне было 15, мне хотелось, чтобы меня не били, хотелось иметь связи. У меня одноклассник Серега Шумнов был, у него отец сидел, брат сидел: он с детства знал, что его дорога - тюрьма, а я нет. Мне просто хотелось защиты…

Дешево парень отдал душу.

Это были 90-е: Миша связался с компанией постарше, пили пиво, потом парню сказали: «Надо же зарабатывать». Рвали на улицах сумки и шапки. Друзья - внезапно оказалось, что они ходят под Кашкаедовской бригадой - сдавали все скупщикам краденого. А потом к корешам пришел человек еще старше: «Пацана нашего увезли на СИЗО. Вы парни правильные, соберите ему, сколько сможете: чай, сигареты…».

- Мы раз собрали из своих средств, два и поняли: надо что-то мутить, искать лохов. Дачка на зону - дело добровольное, но лоха можно заставить. Лох он ведь хочет отдать, он только думает, что не хочет, - глумливая улыбка.

В классе Лимона схема уже работала: тот самый Серега Шумнов, у которого в семье все сидели (на жаргоне он назывался «шишка), собирал помощь брату: 18-го числа каждого месяца все мальчики класса несли ему три пачки чая и блок сигарет, девочек не трогали. Казалось бы, «шишка» должен был расстроиться появлению конкурентов, но, по понятиям, лоха могут доить и двое:

- Никто не может предъявить, если мы собираем на общее, на людское. А лох - ну, пусть он посуетится, поищет, - снова глумливая улыбка.

Откуда дети брали этот «грев», для одноклассников, не хочется и думать. Приносили пульты от телевизоров (их потом продавали на барахолке). Чистили родительские карманы.

- Сломать можно каждого, - улыбка, - подходишь к человеку, говоришь: «Чем живешь, чем дышишь». Он что-нибудь отвечает, что - не важно. Следующий вопрос: «А что, людям-то помогаешь?», - все, у него мозг включается. «Такого-то знаешь? В этом районе живешь. Надо помочь», - стоишь так и давишь. А вокруг еще трое-четверо, и человек понимает: сейчас его будут бить. Можно плюнуть на куртку, рукав оторвать, унизить: «Ты лох, ты шестерка», - еще сильней действует, чем удар.

Тех, кто вставал в упор, сами не били, сдавали старшим. Один раз сломавшись и поняв свое место в иерархии, человек дальше платил за спокойную жизнь, чтобы его не трогали; отбрехаться могли только дети спортсменов и приблатненные: «Мой дядя авторитет, он сказал, что с детей спроса нет!». Миша был «добрый» и старался «не пережать»: «Чтоб и ему не напряжно, и нам хорошо», - а были такие, которые доводили жертв до самоубийства: «Вчера с человека взяли, и сегодня пришли, он и…, как брат моего одноклассника».

В полицию дети и их родители не обращались. Кто обратится в полицию, тот стукач.

Внимание, эта система действовала в крае почти в каждой школе, во всех старших классах, - мне рассказывали о ней журналисты и действующие офицеры силовых ведомств: вспоминали, как в детстве отстаивали свою честь и как дрались.

- 100 процентов платили, - говорит Миха Лимон. - Вернее, 80 платили и 20 вымогали. Сейчас это осталось в пригородах, в центре нет. А так мы и на улицах собирали…

Он вышел из дела только четыре года назад: из «шишки»-смотрящего за классом стал старшим по нескольким школам: «Подъезжал, забирал, что малые мои собирали».

Завязал, потому что «братья», с которыми он воровал (сборы на общее это же не основная деятельность ОПГ, да?), страшно избили Лимона и запихали в мусорный бак. Ах, эта блатная романтика: «Группировка это друзья, группировка это семья» (слова, которыми завлекают в ОПГ новичков).

Теперь Михаил прячется от бывших дружков. По их понятиям, он «красный», предатель.

- Скажите, кто придумал эту схему? - спросила я. - Все старые уголовники говорят, что брать деньги с детей невозможно.

- Гений. Злой гений. Знаю, что это началось в 90-х.

- Вам - стыдно, что вы в этом участвовали?

- Нет. Если не я - то с меня собирали бы. Я приспосабливался…

По словам Михаила, его ОПГ называлось «Колосовские», «Фамовские», «Пентагоновские». Представители МВД РФ отказались встречаться с «КП», но мы готовы дать номер телефона героя.

ОСТРОВ ДЖЕМА

Давно-давно, на излете 90-х, газеты писали про «остров Джема». В Комсомольске-на-Амуре, в соседнем с Читой Хабаровском крае, вор в законе Джем устроил на острове на Амуре лагерь. Дети спали в палатках и занимались под руководством «синих» инструкторов рукопашным боем. Был дикий скандал. Детский лагерь штурмовали с ОМОНом.

Правда расследования по АУЕ в том, что Лантратова не обнаружила ничего нового. Воры всегда воспитывали смену и подбирали пособников.

Кто-то придумал в Чите схему с поборами в школах (и это, конечно, не Тахи, Тахи назначили на Забайкалье только в нулевых), но АУЕ - это не только поборы. Это и приголубить детдомовцев. И объяснить детям соседки, что какие наколки значат и как оно - жить мимо закона.

В этом разгадка того, что многие авторитеты вообще не признают АУЕ.

- Набор букв! - возмущался Моменто. - Я в первый раз это слово услышал, когда в Минусинске сидел на тюрьме: там к кабуре (дырке, отдушине между камерами. - Ред.) подойдешь, крикнешь: «АУЕ!», - шифровкой, менты же не должны знать, что мы переговариваемся. А раньше кричали: «Уга!», - типа: «Привет, уголовники»…

Аббревиатура АУЕ появилась примерно в 2010-м. До этого «Арестантский уклад единый» назывался просто «понятия».

В понятиях ворами сказано: не отталкивайте стремящуюся молодежь.

- Мы имеем дело с молодежной политикой уголовного мира, - сформулировала Яна Лантратова.

И вопрос, что мы противопоставим этой политике.

в 2015-м волонтер возглавляемого Лантратовой Союза добровольцев России устроилась воспитателем в забайкальский детдом «Апельсин» и несколько дней рыдала, рассказывала про отдельные миски для изнасилованных мальчишек и как девчонок в наказание прижигают утюгом. Лантратова через Бастрыкина устроила проверку (местные чиновники не очень-то чесались), и, когда дети стали давать показания, в детдом явились двое взрослых смотрящих и объяснили малолеткам, что стучать не по понятиям, а всякий, кто сотрудничает с ментами, сам становится красным, то есть козлом, таков АУЕ - арестантский единый уклад…

Садака, на развитие сайта:
Вверх